Экспедиция
«Ледовый поход» или полевые археологические исследования зимой...
Гнездово – памятник знаменитый. Его некрополь, еще в начале XX в. насчитывавший более 4000 курганов, является самым большим средневековым языческим кладбищем Европы. Находки вооружения (мечи, копья, стрелы, топоры) и доспеха (шлемы, фрагменты кольчуг) позволили представить себе облик дружинников, сопровождавших первых русских князей. В Гнёздове найдена древнейшая восточно-славянская надпись, она была нанесена на византийскую амфору почти за полвека до крещения Руси, с которым связано начало распространения грамотности. Исследования показали, что население этого раннегородского центра было полиэтничным. Кроме славян и балтов, в состав жителей Гнёздова входили варяги (викинги) – выходцы из Скандинавии, сыгравшие значительную роль в ранней русской истории.

Самые ранние городские центры Древней Руси возникли на трансъевропейских речных путях, которые вели к центрам цивилизации раннего средневековья – Византийской Империи и Арабскому Халифату. Гнёздово – не исключение, оно расположено в верховьях Днепра, на знаменитом пути «из варяг в греки», после системы волоков, соединявших реки балтийского и черноморского бассейнов. Одна из исследовательских задач, которые стоят перед Смоленской экспедицией Исторического музея – реконструировать структуру «портовой» системы древнего Гнёздова. В результате многолетнего сотрудничества с Институтом географии РАН и кафедрой геоморфологии географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова удалось выяснить, что ландшафт тысячелетней давности существенно отличался от современного. Прежде всего, Днепр располагался почти на сотню метров севернее, чем в наши дни. Это означает, что и остатки древнего порта надо искать отнюдь не на берегу современной реки.
А что представляло собой внутреннее озеро с характерным названием «Бездонка»? Могло ли оно использоваться в качестве безопасной внутренней гавани? На эти вопросы мы и пытались ответить во время нашей зимней (29 января-4 февраля) экспедиции 2017 года. Исследовать донные отложения можно только в холодное время года, когда озеро покрыто льдом и возможно пробурить его со льда и добыть колонку отложений. Для этого используется специальный бур с пробоотборником длиной 1 м. Бур наращивается штангами, так что можно из одной скважины достать колонку отложений длиной в несколько метров. Нам удавалось пройти в среднем 4 метра, а пробурено было 20 скважин. Самый важный результат – обнаружение следов культурного слоя (обожженного камня, пятен прокала, многочисленных углей, фрагментов кости) в северо-восточной части современного озера на глубине порядка 3 м в толще озерных илов. Если учесть, что глубина самого озера в этой части достигает метра, можно предположить, что во времена раннего Гнёздова уровень озера был примерно на 4 метра ниже, а его берег отстоял от современного на 10-15 м. Из пробуренных скважин были отобраны образцы на радиоуглеродное датирование на анализ биосостава илов. После их исследований мы сможем точно узнать, когда образовалось озеро, когда началась его экспансия и как изменялась его глубина с течением времени. Это поможет лучше интерпретировать следы хозяйственной деятельности, ранее обнаруженные на берегу Бездонки, и понять, почему позднее эта деятельность была перенесена с Бездонки на другие участки поймы Днепра.
Если летние полевые археологические исследования – это большой труд, то зимние работы – это почти подвиг. Мы работали весь короткий зимний световой день, с 8 до 17 часов. Особенно тяжело пришлось тем, кто, метр за метром, загонял бур в толщу озерных отложений, разбирал и собирал обледеневшие детали оборудования. Но и тем, кто описывал на морозе полученный керн и отбирал пробы, тоже было нелегко. В нашей зимней экспедиции (руководитель – В.В. Мурашева) приняли участие, как сотрудники отдела археологических памятников: С.А. Авдусина, С.С. Зозуля, С.Ю. Каинов, С.А. Рузанова, А.О. Шевцов, так и волонтеры: М.А. Ключников, А.Улитин, А.А. Фетисов, А.В. Шапиро. Работы были бы невозможны без участия доцента кафедры геоморфологии географического факультета МГУ А.В. Панина и с.н.с. Института географии РАН М.А. Бронниковой.


Вероника Мурашева, Андрей Панин
Made on
Tilda